Секрет волшебных чернил

21 Января, 20161008

Секрет волшебных чернил

В рамках нашего нового проекта, газеты Point, мы публикуем первое в серии интервью с «Демонами печати». О секретах мастерства, вдохновении и любви к своему делу.

«Демоны печати» — одна из лучших в стране мастерских, где любовь к печати на старинных прессах сочетается с внимательным отношением к деталям и любви к дизайну. Это издательский и просветительский проект Сергея Бесова и Евгения Перфильева, который помогает рассказать о традициях высокой печати и поделиться накопленными знаниями.

Мы пришли в гости к основателям мастерской, чтобы узнать о выборе необычной профессии, вдохновении и секрете волшебных чернил.




— Как ты понял, что будешь заниматься своим делом?

Сергей Бесов: Появление компьютера стало для меня толчком к развитию. Компьютер — инструмент, с помощью которого ты можешь рисовать, писать музыку, общаться, делать все что угодно. Ты ограничен только собственной фантазией. Чуть позже стали доступны принтеры и сканеры, а это открыло возможность распечатать готовые материалы, сканировать, комбинировать. Это сейчас кажется обычным делом, а тогда, в середине 90-х, это была фантастика. Вполне естественно, компьютер повлиял на мой интерес к тексту и шрифтам.

Я помню, как в институте готовил к сдаче проект. Какой-то «левый» сдавать не хотелось, и я решил сделать газету. Мне посоветовали использовать QuarkXPress. Тут все и началось. Потому что для этой программы нужно было установить шрифты, знать законы верстки… То есть ты, хочешь не хочешь, начинаешь соприкасаться с дизайном. То, чему я научился, привело меня к моему первому работодателю в сфере дизайна. Это был Слава Ланкин и ресторан Pancho Villa. Сначала мы сделали меню, а впоследствии я занимался приглашениями, плакатами, оформлением ресторана.

Евгений Перфильев: Я работал в крупной проектной компании. Платили хорошо, но вся работа была довольно однотипной. Дошло до того, что первую половину дня я делал свои проекты, а оставшееся время искал что-то, чем мне действительно хотелось бы заниматься. Так я пришел к идее, что мне нужно свое дело.

Как-то в сети я наткнулся на фотографию с оттиском, выполненным высокой печатью. Это засело в голове, как в фильме «Начало», и стало ясно, что рано или поздно я буду заниматься печатью. В итоге, на eBay я купил свой первый станок, попробовал что-то сделать... и у меня ничего не получилось. Я не знал особенностей краски, свойств бумаги, технических деталей. Источников информации почти не было, и я начал изучать англоязычные сайты, по крупицам собирая информацию. Сейчас я понимаю: было правильным, что я не обратился в какую-нибудь типографию и не нахватался ненужных мне клише и «критериев качества». Я сам установил для себя планку качества и открыл собственную мастерскую высокой печати.




— Как изменилось твое восприятие профессии со временем?

ЕП: Если и поменялось, то не сильно. У меня не было иллюзий по поводу того, что вот я начну заниматься высокой печатью и заказы польются рекой. Я всегда знал, что есть только очень маленький процент людей, которые действительно понимают, зачем это нужно и почему это столько стоит. Остальным надо объяснять, показывать нужное направление. То есть мы с Сергеем поняли, что такое общение необходимо, важен диалог.

Так получилось, что я был первым в стране, кто предложил высокую печать на коммерческой основе, и первое время очень много времени уделял продвижению на форумах и блогах. Сейчас мы продолжаем заниматься этой просветительской деятельностью: это важно, если ты думаешь о своем будущем. К нам в мастерскую постоянно приходят студенты, начинающие дизайнеры и иллюстраторы, и мы все им рассказываем, показываем, закладываем понимание хорошей печати и качества.

СБ: Важное изменение заключается в том, что начав собственное дело, я перешел из ранга заказчика в ранг исполнителя. Когда я был заказчиком, я вникал в процессы производства — поэтому понимаю, в какой непростой ситуации может находиться заказчик.

В целом, все как мы с Евгением задумывали, так и происходит. Мы изначально внимательно относились к собственным словам и мыслям. Что мы хотим, то мы и получаем. Единственное, чего я не ожидал — что мастерская будет работать в таком плотном режиме, что понадобится развивать и систематизировать рабочие процессы настолько интенсивно. В начале я предполагал, что буду больше печатать самостоятельно, но сейчас много времени уходит на управление мастерской.




— Что самое интересное в твоем деле?

ЕП: Думаю, это реакция людей на твою работу. Классно, когда человек доволен, ты видишь и реакцию, и вещественный результат.

СБ: Сейчас для меня самое важное — и это меня по-настоящему радует — когда есть результат, когда ты понимаешь, что у тебя получилось именно то, что было задуманно. В любом проекте есть цель, определённые ресурсы, и самое интересное, насколько хорошо удается реализовать проект в этих рамках. Вдохновляет, если вещи, напечатанные нами, выполняют нужную функцию, делаются не только ради красоты, но приносят пользу.




— Что помогает тебе продолжать свое дело?

ЕП: В любом деле наступает момент, когда рутина, организация процесса и производство занимают 90% времени. Творчества остается совсем немного. И здесь помогает переключение на какие-то другие проекты вне мастерской. У меня это винокурение, пчеловодство и охота.

СБ: Мне помогает моя семья. Создание фундамента для того, чтобы мы могли позволить себе то, чего мы хотим. Свое дело само по себе вдохновляет: да, ты несешь за все ответственность, но при этом ты сам себе хозяин и занимаешься интересными вещами. Мне помогают занятия йогой. Нагрузка на организм очень большая, чтобы не перегореть, надо его поддерживать. И делать это нужно так же регулярно, как и работать. Это позволяет поддерживать баланс. Как говорил один из моих учителей:
«Правильные действия ведут к правильным результатам».

Еще мне помогает карточка, на которой я написал: «Надо делать всё вовремя. То есть заранее». Мы сознательно сдвигаем дедлайны, и это позволяет пережить самые напряженные моменты в работе не перед сроком сдачи заказа, а несколько раньше. Каким бы ты ни был профессионалом, в каждом проекте существует точка, в который тебе приходится прилагать максимум усилий, и мы работаем над тем, чтобы научится справляться с этим сверхнапряжением или, в идеале, делать работу без лишнего напряжения.




— Что для тебя успех?

ЕП: Наверное, успех — это когда ты понимаешь, что ты счастлив. То, что ты делаешь, люди, которые тебя окружают, место, в котором ты живешь — это то, чего ты хотел. Это даже не успех, а состояние счастья, наверное. И еще, конечно, интересные проекты, которые тебя очень заряжают. Да, они требуют много сил, но тем больше удовольствия от результата.

СБ: Душевное равновесие. Когда все работает как следует, вот что для меня успех.

А вообще странное слово, хорошее, но немного бессмысленное. Мы как-то налаживали систему по управлению заказами в ресторане. Обычно когда ты в ней что-то делаешь, там выскакивает окно: «Ок / Cancel». А эти ребята писали по-русски, и вместо «Ок» появлялось «Успех?». И когда ты на нее нажимал, вот это был реально успех. (смеется)


— От чего бы ты не мог отказаться?

ЕП: От миллиона долларов! (смеется) Если серьезно, то, наверное, от поездок к себе в деревню и походов в лес. Там разгружаешься и перезагружаешься.

СБ: Точно не мог бы отказаться от сна. И еще от приятного чувства голода, когда знаешь, чего именно тебе хочется съесть. Точно не мог бы без своей семьи.




— В какой город ты бы поехал прямо сейчас?

ЕП: Все время хотел съездить в Амстердам, но еще не добрался. Даже не знаю, что меня в нем привлекает, наверное, атмосфера.

СБ: Я знаю куда бы я поехал, прямо сейчас. Я бы поехал в Хаапсалу, это под Таллином. Гулял бы на берегу моря, сходил бы в баню. С удовольствием провел бы там неделю или две. А вообще, никуда бы не поехал, просто остался бы дома. (смеется)


— Прошлое или будущее?

ЕП: Конечно будущее!

СБ: Настоящее! Не люблю копаться в прошлом, а будущему не доверяю. (смеется)


— Скажи, пожалуйста, в чем секрет волшебных чернил и существуют ли они вообще?

ЕП: Волшебных чернил не существует, существует честность перед самим собой и делом, которым ты занимаешься. Вот и все волшебство. Все остальное приложится.

СБ: Нет никаких волшебных чернил! Все зависит от тебя, от цели, от максимализма. Становясь профессионалом, ты сам будешь открывать секреты, и волшебство именно в этом. Как говорят, бери мяч и фигач!
Вот и весь секрет.